Поделиться в социальных сетях:

Мокрый вопрос: Крещение Господне

Несколько дней назад социальные сети заполонили фотографии людей, которые решили отдать дань традициям и в праздник Крещения Господня окунуться в символическую иордань. Вот только реакция на таких «купальщиков» среди большинства пользователей Интернета получилась достаточно неоднозначная. Хабаровчане обвинили других горожан в том, что те, вопреки православным традициям, совершали не омовение, а весьма откровенное «модное» дефиле в купальниках, или одежде на голое тело. Примечательно, что подобная конфронтация продолжается из года в год.


На Крещение корреспонденты «Типичного Хабаровска» выбрали одно из самых нестандартных мест на территории региона, где были организованы крещенские купания — отправились туда, где свято хранят православные традиции. Речь в этом материале пойдёт про единственный в крае женский монастырь. Обитель расположена в 56 километрах от дальневосточной столицы в районе села Петропавловка. Удаление от крупных населённых пунктов накладывает свои особенности на сам ритуал омовения.
Но обо всём по порядку, и начать стоит с исторической справки об обители.

Впервые идея основания монастыря или хотя бы пустыни в Приамурье принадлежала святому равноапостольному Иннокентию ещё в 19 веке, а начала она осуществляться при епископе Камчатском, Курильском и Благовещенском Макарии. Для этого им был приглашён со святой горы Афон опытный иеромонах Алексий, двоюродный брат тогдашнего генерал-губернатора Сергея Духовского. Сразу по прибытию он принялся собирать пожертвования и обследовать амурские дебри в поисках подходящего участка. В итоге он выбрал место на одном из берегов Петропавловского озера.

После этого Алексий отправился на поиски сподвижников. С разрешения Святейшего Синода он выехал в Иерусалим и на Афон. Его обращение к братии по поводу устроения новой обители на берегах Амура было встречено сочувственно, но желающих поехать не оказалось. Поэтому Алексий обратился к архиепископу Финляндскому Антонию и Валаамскому игумену с просьбой назначить для Приамурского монастыря иноков с Валаама. Ими стали два иеромонаха: Сергий и Герман. Когда отцы в 1894 году прибыли втроём на место, выбранное Алексием, то обнаружили, что оно затоплено разлившимися водами озера. Тогда они отправились на поиски нового участка.

Создание первой и единственной монашеской общины в Хабаровской епархии началось в 2001 году с освящения архиепископом Марком места на сопке близ Петропавловского озера под строительство монастырского каменного храма. Уже 23 мая 2002 года в селе был зарегистрирован «приход святых первоверховных апостолов Петра и Павла», поселились первые насельницы будущего монастыря. Был введён Устав. Начался ежедневный Крестный ход с Богородичной молитвой и тропарями.

Новая жизнь в обители началась 27 октября 2003 года с приездом трёх сестер из Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря города Малоярославец Калужской области. Сёстры приехали помочь развитию первой монашеской общины на Хабаровской земле, насаждать монашеские традиции, которые были заведены в их родной земле. 7 января 2004 года, на основании постановления Священного Синода РПЦ, «приход святых первоверховных апостолов Петра и Павла» преобразовали в женский монастырь.

В наши дни здесь трудятся 18 сестёр. Молитва охватывает все стороны монастырской жизни. Без неё не входят в келью. Её проводят до и после трапезы, во время которой читаются жития святых и святоотеческие поучения. С молитвой выполняется любая работа в монастыре. С первых же дней Матушкой Игуменьей был определён монастырский Устав. Установлен суточный круг богослужения, состоящий из вечерни, повечерия, полунощницы, утрени, часов и божественной литургии. Ежедневно сёстры следуют келейному монашескому правилу, читают псалтыри, где молятся не только о своем спасении, но и о здравии, и об упокоении тысяч и тысяч людей.

Как рассказала корреспондентам «Типичного Хабаровска» одна из послушниц, к празднику Крещения Господня в монастыре также подошли особенно серьёзно. В преддверии праздничного омовения провели три богослужения, в числе которых и традиционное всенощное бдение. Кроме того, монахини и послушницы выдержали достаточно строгий пост. Также верующие причастились и исповедались. После соблюдения всех необходимых процедур верующие собрались и крестным ходом отправились к купелям.

По словам монахини, она тоже не восторге от того, что происходит на общедоступных иорданях и как это выглядит со стороны. Она отметила, что верующий человек должен соблюдать определённые нормы приличия. Купальники, в таком виде, какой мы знаем сегодня, появились совсем недавно, а традиции окунания в прорубь в Крещение не одна сотня лет. Поэтому, для монахинь и послушниц существует определённый «дресс-код» — это свободная рубашка и косынка на голову, ведь представительница прекрасного пола должна выглядеть целомудренно. Для мужчин жёстких требований нет.

К иордани, которую прорубили на Петропавловском озере, был открыт свободный доступ верующих, желающих окунуться. Поэтому «купальщицы» в достаточно откровенных «нарядах» всё-таки были, но косо на них никто не смотрел — в общем числе их было меньшинство. Далеко не все монахини и послушницы в честь праздника окунулись в купель — многим такой стресс просто противопоказан по состоянию здоровья. Остальные же посчитали, что если физическая форма позволяет, то и совершить омовение — дело обязательное.

«В открытую купель я окунулась впервые. Как себя сейчас чувствую? — Это очень глубокие чувства и понимание того, что это омовение проходит не просто для кого-то, а для себя. Хотелось, погрузившись в освящённую воду, выйти из неё чистой. На душе сейчас очень легко и спокойно. Думаю, что теперь буду окунаться на каждое Крещение. Готовилась я к омовению главным образом морально. Кроме того, я исповедовалась и причащалась», — поделилась с корреспондентом издания хабаровчанка Виктория Балашова.

Однако мнение об «обязательном окунании» разделяют не все священнослужители. Как сказал настоятель храма Преподобного Серафима Саровского протоиерей Виталий Кудря, главное — внутреннее очищение, которое приходит лишь в покаянии и молитве. Сам он никогда не окунался и не планирует. Собеседник отметил, что омовение не снимает с человека грехов, а возвышенные чувства после «водных процедур» не имеют никакого религиозного значения, они являются лишь физиологической реакцией человеческого организма. То, что в день Крещения происходило на иорданях, Виталий Кудря сравнил с массовым моржеванием.

Несмотря на все противоречия, желающих окунуться в иордань год от года становится только больше. В этом сезоне аншлаг у прорубей можно объяснить еще и аномально теплой погодой, нехарактерной для Крещения.

*За помощь в подготовке материала редакция издания благодарит Хабаровскую епархию и лично митрополита Хабаровского и Приамурского Владимира.