Поделиться в социальных сетях:

Вихрь света: в гостях у студии оригинального жанра Nightfall

Девять лет назад эти ребята были студентами худграфа и смотрели ролики с выступлениями именитых фаерщиков. А сегодня они шьют эффектные костюмы, умело обращаются с паяльником и регулярно выезжают на гастроли за пределы города и региона, чтобы удивить людей невероятными шоу света и огня. «Типичный Хабаровск» заглянул в гости к студии оригинального жанра Nightfall.

У лидеров креативной команды — Романа и Алисы Сладковых — увлечение играми с огнём началось ещё на студенческой скамье. С тех пор прошло девять лет. Уровень мастерства ребят существенно вырос, а подход к выступлению изменился.

— Это началось ещё на старом худграфе в несуществующем ныне университете. У нас был небольшой клуб любителей огненного шоу. Так как у нас на курсе был достаточно творческий народ, эта компания постепенно росла и расширялась. А благодаря тому, что в коллективе были очень предприимчивые люди, кружок быстро нашёл коммерческую жилку — без неё развитие не особенно хорошо идёт, или движется не в ту сторону. Сначала мы выступали на каких-то открытых мероприятиях и даже иногда в помещениях, это было вполне легально. После истории с «Серой лошадью» это стало невозможно. Во-первых, было опасно, во-вторых, неприятно пахло. На самом деле, шансов, что фаерщик что-то подожжёт во время выступления, не так уж и много, но запах был соответствующий, а выветривался он очень долго. Нас до сих пор приглашают выступать в помещениях, но мы соглашаемся работать только со светом: с огнём в таких условиях — ни за какие деньги и ватрушки, — рассказывает Роман Сладков.

Nightfall в Хабаровске существует с 2008 года. Впервые ребята заявили о себе на летней drum’n’bass вечеринке, выступив под открытым небом. После этого началась работа над новыми постановками, подготовка костюмов и нового инвентаря.

— Практически всё снаряжение мы делаем сами. Изредка заказываем что-то из «огненного» — то, что требует сложной сварки или пайки, что мы не можем сделать сами. Всё световое оборудование, кроме пиксель-поев, мы делаем сами: у нас все в коллективе, даже девчонки, умеют паять. В России есть несколько мастеров, которые делают такое снаряжение на заказ, но оно очень сложное и дорогое, — делится Алиса Сладкова.

У каждого из участников студии оригинального жанра есть предпочитаемая техника выступления и любимые номера. К примеру, Алисе больше нравится работать со светом и выглядеть живой звёздочкой. Рома самыми интересными считает постановки с огнём. Кроме этого, в Nightfall есть живые статуи, аниматоры на «джамперах» и мастера прогулки на ходулях. Каждому своё.

— В России многие ребята называют свои коллективы огненными театрами, но далеко не все, по сути, ими являются. У нас же огонь — это театрализованная постановка с сюжетом, какими-то заставками и драмой. Есть возможность побыть актёром, — озвучил Роман.

Артисты огня и света своё увлечение считают не хобби, а полноценной работой. Шоу, которые дарит зрителям коллектив Nightfall, неплохо окупаются, но подготовка к ним обходится очень дорого: новые веера, диоды, провода и пои, а также костюмы к каждой постановке требуют денег.

За девять лет состав студии несколько раз менялся: один человек уехал в другой город, у кого-то поменялись приоритеты. На их место приходили новички. Но костяк — около половины фаерщиков — сохранился до сегодняшнего дня. Руководители студии оригинального жанра уверены, что «свежая кровь» всегда нужна и рады, когда к ним приходят новые люди.

— Обучение мы всегда начинаем с поев. Эти шарики на цепях — самое простое снаряжение. Есть эконом-вариант: носочек, набитый сухим горохом. Если случайно им себя ударить, человеку не больно. База на поях — это основа всех движений. Зная её, можно начинать освоение более сложной техники. К работе с огнём допускаем в индивидуальном порядке: человек должен сдать ту базу, которую мы ему показали. Если видим, что он освоил движения, не попадает по себе и у него всё хорошо получается, разрешаем. В принципе, снаряды не разделяются на более опасные и менее травматичные: пораниться можно чем угодно. Спустя девять лет мы сами периодически задеваем себя, обжигаемся. Горящие пои накручиваются на руки, раскалённые спицы вееров могут впиться в ладонь — бывает всякое, от этого никто не застрахован, — рассказывает Алиса Сладкова.

Несмотря на то, что девять лет работы обернулись для ребят хорошим знанием техники безопасности, противоожоговые средства до сих пор являются обязательной частью арсенала Nightfall. Серьёзных травм ни у кого из ребят не было. Правда, как признаются Алиса и Рома, у коллег по цеху в других городах прецеденты всё же случались.

Не обошлось в истории команды и без неприятных потерь. Фаерщики студии Nightfall вспоминают о бывших коллегах, которые решили развивать своё дело в этой же индустрии.

— Это нормальная, в общем, практика. Кто-то занимается у нас, а потом хочет достичь большего, чем мы можем ему дать, и потому уходит. У всех свои амбиции, — комментирует Алиса. — Были и люди, которые просто не смогли «вытянуть» наш опыт. Мы никогда не выгоняем никого, до последнего стараемся помочь, научить и поддержать. Если человек старается осваивать мастерство нашей работы, у него рано или поздно будет получаться. Если же он сдаётся при первой же неудаче и начинает, извините, ныть, то уходит сам, и довольно быстро. Мы никого не гоним пинками, но и бесконечно нянчиться, если человек не хочет стараться, тоже не будем.

Сегодня Nightfall известен не только в Хабаровском крае, но и за его пределами. Студия оригинального жанра регулярно выезжает на гастроли, участвует в межрегиональных фестивалях профессионального мастерства, а также принимает заказы на выступления.

— Когда в другом городе кто-то ищет артистов нашего профиля, они находят нас в Интернете, связываются, и мы договариваемся о сотрудничестве. У нас есть свой сайт, много рекламы, это не проблема. Сейчас в коллективе 11 артистов, и очень часто у нас заняты все ребята. Студия постоянно развивается, мы пробуем себя в новых направлениях, и все они привлекают новых людей. Сначала мы занимались только огнём, потом нашли красивый способ подать наши выступления при помощи света — так появились пиксель-пои, а потом и другое оборудование такого плана. Затем мы стали живыми статуями – кстати, это не так просто, как кажется. Дальше мы поняли, что пора вставать на ходули. То есть, мы решили быть ещё и аниматорами, так как хорошо общаемся с публикой и можем найти с людьми общий язык, — комментирует Роман.

Редакция «Типичного Хабаровска» благодарит студию оригинального жанра Nightfall за содействие в подготовке материала.

Текст: Анна Ленская, фото: Александр Янышев, архив студии Nightfall